Дайджест / Фармаконадзор » Фармаконадзор в РФ и ЕС в свете новой директивы Евросоюза

Фармаконадзор в РФ и ЕС в свете новой директивы ЕвросоюзаВ соответствии с определением Всемирной организации по здравоохранению (ВОЗ, 2002 г.), фармаконадзор – это наука и деятельность, направленные на выявление, оценку, понимание и предупреждение неблагоприятных (нежелательных) побочных реакций (НПР) и/или любых других возможных проблем, связанных с лекарственными средствами (ЛС). Отмечается, что крайне необходимым является осуществление фармаконадзора во все периоды жизни лекарства – на предрегистрационном этапе, и, что еще более значимо, на этапе после регистрации. Поскольку наблюдение за эффектами, реализуемые ЛС в разных условиях применения, является важнейшим источником получения новой информации о них, важно, чтобы в сборе этой информации участвовали и представители фармацевтической индустрии, и государственные регулирующие органы, и непосредственно работники сферы здравоохранения.


Cтановление системы фармаконадзора в СССР и в Российской Федерации (РФ)


Система фармаконадзора на территории CCCР возникла сразу после сообщения Lenz и Mcbride о талидомидовой эмбриопатии [1,2]. Примерно в это же время Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) была инициирована международная программа по безопасности лекарств. В 1967 году принята резолюция Всемирной Ассамблеи Здравоохранения (ВАЗ) (WHA 20.51), положившей начало международной системе мониторинга безопасности лекарств. В тоже время, в 1969 г., в СССР был создан Отдел учета, систематизации и информации о побочном действии ЛС, ставший впоследствии Всесоюзным организационно-методическим центром по изучению побочных действий лекарств (ВЦПДЛ) [3]. Этот центр в целом выполнял все те функции, которые возлагаются на систему мониторинга безопасности лекарств сейчас - выявление и регистрация побочного действия ЛС, анализ и систематизация данных по НПР отечественных и зарубежных ЛС, предоставление обобщенных материалов уполномоченным органам для принятия оперативных мер по изменению инструкций по применению или запрету применения ряда ЛС, организация работы по широкому ознакомлению медицинской общественности с вопросами побочного действия ЛС и профилактике их возникновения, повышение квалификации врачей в этой области [4]. В дальнейшем, после упразднения этого центра в 1991 г., к необходимости контроля НПР лекарств обратились уже законадательно. В 1998 г. в федеральным законом «О лекарственных средствах» №86-ФЗ была введена «обязанность субъектов обращения лекарств сообщать о случаях побочных действий и об особенностях взаимодействия лекарств с другими средствами» [5]. В этот период времени благодаря инициативе государственного научного центра экспертизы средств медицинского применения (ГНЦ ЭСМП), подчиненного Минздравсоцразвития, в РФ начала формироваться сеть региональных центров мониторинга безопасности ЛС (РЦ МБЛС). Тем не менее, система сбора информации о НПР была несовершенной, и ее большим недостатком в РФ так же как и во всем мире была низкая осведомленность и активность работников здравоохранения (врачи, фармацевты, провизоры, огранизаторы здравоохранения).


В 2008 году Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения и социального развития (Росздравнадзор) был выпущен целый ряд рекомендательных (именно рекомендательных) писем по организации системы фармаконадзора в РФ. Они регламентировали создание РЦМБЛС (письмо N 01И-29А/08 от 29.01.08), их организацию и функции (N 01И-653/08 от 07.10.08), детальный порядок осуществления сбора и обработки информации о побочных эффектах лекарств с опорой на регионы (письмо N 01И-455/08 от 22.07.08). Был так же предложен механизм сообщения о НПР в виде формы-извещения (письмо N 01И-518/08 от 15.08.08). Одновременно с этим был создан прямой механизм сообщения о НПР, минуя стадию территориального анализа и принятия решений, путем сообщения информации во всероссийскую базу данных Росздравнадзора (письмо N 01И-752/08 от 02.12.08). Это письмо рекомендовало также обеспечение доступности основного инструмента фармаконадзора - извещения о НПР в каждой медицинской стационарной и амбулаторной карте. В настоящее время, можно ретроспективно оценить данный шаг, как самый радикальный и скорее всего, высокоэффективный. Однако, механизм в должной мере запущен не был. Только единичные стационары пошли по рекомендациям Росздравнадзора. Несмотря на успешное развитие РЦМБЛС, которые могли своевременно выявлять проблемы безопасности лекарств ''на местах, вести разъяснительную работу, проводить собственную экспертизу полученных сообщений, это экспертное звено было фактически изъято из действующей системы фармаконадзора РФ письмом Росздравнадзора N 04-1192/11 от 28.11.11 об отзыве предыдущих писем за исключением последнего (N 01И-752/08 от 02.12.08). Функции мониторинга безопасности лекарств и экспертизы приобрели строго централизованный характер.


Новые правила в РФ


С сентября 2010 года обращение ЛС регулирует обновленный Федеральный закон №61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств». В нем безопасность ЛС упоминается как причина для отказа/прекращения регистрации ЛС. Помимо этого, статьи 64-66 главы 13 посвящены непосредственно «мониторингу безопасности лекарственных препаратов, находящихся в обращении на территории РФ». Вслед за ним приказом №757н от 26.08.10 был утвержден порядок осуществления мониторинга безопасности продуктов для медицинского применения, где была описана централизованная процедура регистрации и экспертизы НПР. Главная роль возлагалась на Росздравнадзор с помощью электронной базы данных в тесном взаимодействии с Министерством здравоохранения и социального развития. Среди источников получения информации о НПР лекарств указаны сообщения от физических лиц (в т.ч. пациентов), юридических лиц, осуществляющих деятельность при обращении ЛС, периодических отчетов по безопасности ЛC, предоставляемых держателями регистрационных удостоверений ЛС, информация, полученная при выполнении контрольных и надзорных функций в сфере здравоохранения. Роль РЦМБЛС до сих пор четко не освящена. В то же время практика показывает, что ежемесячные отчеты из регионов для Росздравнадзора и Министерства здравоохранения готовят именно РЦМБЛС.


Однако, именно в такой организации фармаконадзора можно увидеть черты гармонизации Российского законодательства с Европейским. Так, в Евросоюзе (ЕС) все сообщения о НПР лекарств регистрируются в единой электронной базе данных Eudravigilance (http://eudravigilance.ema.europa.eu). Помимо этого упомянутый Порядок содержит отсылку к информации о НПР, полученных от производителей. Фармаконадзор в компаниях-производителях ЛС или держателях регистрационных удостоверений (РУ) регламентируется наиболее гармонизированным с международным законодательством «Руководством по организации системы мониторинга безопасности ЛС (фармаконадзора) в компаниях производителях лекарств или держателях РУ (утв. Росздравнадзором 05.10.09). Несмотря на то, что требования к предоставлению документов по мониторингу безопасности регистрируемого ЛС отсутствуют в ФЗ№61, данное руководство описывает необходимый принцип организации фармаконадзора в компаниях держателях РУ. В нем прописана обязанность производителей ЛС представлять детальную схему фармаконадзора: наличие уполномоченного по фармаконадзору, структуру отдела по фармаконадзору, базу данных по фармаконадзору, информацию о тренингах по фармаконадзору, планы управления рисками, периодические отчеты по безопасности ЛС, предоставляемые в строго установленные сроки, что является непосредственным отражением существовавшей Европейской системы.


Система фармаконадзора в Евросоюзе


В ЕС система фармаконадзора регулируется следующими структурами: уполномоченные органы по регуляции обращения лекарств в странах – членах ЕС, Европейская Комиссия как уполномоченный орган по вопросам обращения ЛС, разрешенных к применению централизованно и Европейское Агентство по Лекарственным Средствам (ЕАЛС) – децентрализованная структура, ответственная за препараты, зарегистрированные в ЕС, и за координацию работы системы. В составе ЕАЛС имеется Рабочая группа по фармаконадзору, консультирующая Комитет по медицинским продуктам, используемым у человека. В ее функции входила задача выявления сигналов из спонтанных сообщений о побочных эффектах ЛС, рекомендации по подтверждению и оценке рисков, оценка рисков, мониторинг регулирующих процедур, установление стандартов и методологий для обеспечения должной практики фармаконадзора, координирование действий внутри ЕС и за его пределами. Проводя аналогии с Российской системой можно сказать, что аналогом ЕАЛС является Росздравнадзор, а аналогом рабочей группы по фармаконадзору выступает в нашей стране подчиненный не Росздравнадзору, а Министерству здравоохранения и социального развития ФГБУ «Научный центр экспертизы средств медицинского применения» (ранее - Федеральный центр мониторинга безопасности лекарственных средств).


В последние годы можно было часто увидеть в официальных публикациях ЕАЛС сообщения о том, что Евросоюзе назрела необходимость усиления мер в отношении безопасности ЛС. Статистика показывала, что 5% госпитализаций связаны с НПР лекарств [6]. Побочные действия ЛС являются 5-ой по частоте причиной внутрибольничных смертей в Европе. Согласно той же статистике Евросоюза ежегодно НПР лекарств являются причиной 197 000 смертей и стоят Евросоюзу 79 миллиардов евро в год [6].


Изменения в законодательстве Евросоюза


В декабре 2010 года Европейский парламент и Европейский совет приняли новую директиву о фармаконадзоре и руководство по его реализации [7,8]. ЕАЛС называет этот закон самой большой переменой в регулировании медицинских продуктов для человека с 1995 года, когда собственно было организовано само Агентство. Новый закон вступил в силу с июля 2012 г. Непосредственными предпосылками его создания было независимое исследование «Анализ системы фармаконадзора в европейском сообществе», проведенное по заказу еврокомиссии в 2005 г. [9]. По результатам исследования было проведено публичное обсуждение и на основании отзывов общественности в 2007 году Еврокомиссия заключила, что необходим пересмотр существующих директив [10]. Внесение изменений было обосновано необходимостью уменьшить степень влияния НПР на здоровье и оптимизировать применение лекарств. Основными целями изменений были названы определение четких ролей и уровней ответственности, обеспечение научной обоснованности фармаконадзора, формирование опережающей стратегии в планировании фармаконадзора, уменьшение дублирования работы, интеграция пользы и риска, усиление точности и быстроты принятия решений Евросоюзом, активное вовлечение в фармаконадзор пациентов и специалистов здравоохранения, увеличение прозрачности процедур и ответственности участников фармаконадзора, обеспечение более полной информации о ЛC как для специалистов, так и для широкой общественности.

 

Ключевые изменения, привнесенные Директивой


Новая директива существенно расширяет область ответственности фармаконадзора. С самого начала бросается в глаза изменение в определении основного предмета фармаконадзора - неблагоприятной реакции. Теперь она касается непредвиденного и неблагоприятного ответа на применение лекарств не только по показаниям, но и при использовании их не по назначению, неправильном использовании, злоупотреблении и т.д. Соответственно усиливается и контроль над всеми возможными способами применения ЛС – держатели РУ отныне должны фиксировать не только случаи выявления НПР, но и все случаи применения лекарств не должным образом – по незарегистрированным показаниям, с нарушением доз и режимов приема, случаи злоупотребления. Эту информацию европейские производители ЛС по всей вероятности будут собирать во всем мире. Безусловной целью является изучение как можно большего числа граней безопасности лекарств – тех, которые не могли быть изучены в ходе клинических испытаний, где способы применения ЛС строго подчинены протоколу. Поскольку объем работы существенно возрастает, директива предусмотрительно отмечает необходимость адекватного финансирования деятельности по фармаконадзору, и предлагает механизм в виде увеличения сборов с держателей РУ.


Новый комитет


Принципиальным изменением является создание нового научного комитета в составе ЕАЛС – комитет по оценке рисков в фармаконадзоре (Pharmacovigilance Risk Assessment Committee). Согласно новой директиве этот комитет должен взять на себя экспертные функции, ранее возлагавшиеся на рабочую группу по фармаконадзору, и многие другие. Комитет по медицинским продуктам для применения у человека – основной комитет, регулирующий применение лекарств в Евросоюзе, должен теперь целиком полагаться на анализ, проведенный именно этой новой структурой и прислушиваться к предложенным ей рекомендациям. В состав нового комитета входит по одному основному и одному альтернативному представителю каждого члена Евросоюза, а также Норвегии и Исландии, 6 независимых научных экспертов, выбранных Еврокомиссией, основной и альтернативный представитель от специалистов здравоохранения и основной и альтернативный представитель от общественных организаций пациентов, выбранные Еврокомиссией при участии Европарламента. На каждом заседании Комитета должен присутствовать официальный представитель ЕАЛС. Агентство дает следующее официальное описание Комитета: «Комитет отвечает за анализ всех аспектов управления рисками препаратов для применения у человека, что включает выявление, анализ, минимизацию и обсуждение, связанные с рисками неблагоприятных реакций, принимая во внимание терапевтические эффекты препаратов. Комитет также отвечает за дизайн и оценку пострегистрационных исследований безопасности лекарств и аудит в фармаконадзоре. Основная обязанность Комитета – подготавливать рекомендации по всем вопросам, относящимся к деятельности в рамках фармаконадзора препаратов для применения у человека и системам управления рисками, включая мониторинг эффективности этих систем. Комитет предоставляет эти рекомендации Комитету по медицинским продуктам для применения у человека и Координационной группе по взаимному признанию и децентрализованным процедурам, секретариату ЕАЛС и при необходимости Исполнительному комитету Еврокомиссии». В его функции входит анализ данных фармаконадзора, проводимого на пред- и пострегистрационном этапе, анализ периодических отчетов по безопасности, анализ и согласование планов управления рисками, внесение предложений по необходимым мероприятиям в случае, если возникли подозрения в небезопасности продукта. Так же - анализ и одобрение или отклонение протоколов пострегистрационных исследований безопасности, определение частоты предоставления периодических отчетов по безопасности держателями РУ, разработка и обнародование списка медицинских продуктов, требующих дополнительного мониторинга. Таким образом, вновь созданный, седьмой, научный комитет Агентства получает всю полноту ответственности и экспертного доверия по вопросам как планирования фармаконадзора, так и оценки данных, получаемых в результате его проведения, и является средоточием важных нововведений.


Требования для держателей РУ. Файл системы фармаконадзора


Вторым ключевым аспектом в новой директиве декларируется четкое разъяснение обязанностей и ответственности всех участников фармаконадзора и улучшение координации действий для принятия более быстрых и эффективных решений. Так, держатели РУ должны спланировать и наладить систему фармаконадзора за одним или более из своих продуктов и предоставлять описание этой системы при регистрации ЛС. В директиве введено принципиально новое понятие - основной файл системы фармаконадзора – детализированное описание системы фармаконадзора в отношении одного или нескольких продуктов. Каждый держатель РУ обязан создать такой файл для каждого из своих ЛС или других изделий, применяемых в медицине. Файл должен быть доступен по запросу в любое время. Помимо основной информации о безопасности продукта и плана управления рисками, файл должен содержать результаты постоянно проводимого держателем РУ аудита фармаконадзора. Держатель РУ несет ответственность о поддержании в актуальном состоянии информации, содержащейся в файле. Он должен отражать результаты постоянного аудита фармаконадзора и описание спланированных и предпринятых при необходимости мероприятий по уточнению и минимизации рисков.


Важным является то, что ответственность по сбору информации таким образом не ограничивается Евросоюзом. Держатели РУ обязаны сообщать обо всех ограничениях на продукт, введенный в той или иной стране, а также о положительных и отрицательных результатах любых исследований, а также случаях использования ЛC вне показаний.


Помимо сбора информации держатели РУ должны быть в постоянной готовности к проведении неинтервенционных пострегистрационных исследований. Новая директива предусматривает обязанность держателей РУ проводить такие исследования, посвященные не только изучению безопасности, но и дополнительному изучению эффективности своих ЛС в любое время по запросу регулирующих органов. Подобные исследования должны проводиться и для оценки эффективности мер, предпринятых для минимизации рисков. Возможность выполнения этих новых требований подтверждается предоставлением подробной информации о квалифицированных ответственных за фармаконадзор.


Модули надлежащей практике по фармаконадзору


Для эффективного осуществления фармаконадзора в рамках введенных требований директива обозначает необходимость установления одинаковых условий и требований к качеству проведения фармаконадзора всеми участниками системы. Поэтому одновременно с директивой Европейское Медицинское Агентство подготовило 16 модулей надлежащей практики по фармаконадзору. К настоящему моменту опубликовано и публично обсуждаются 9 из 16 [12]. Каждый модуль разъясняет все детали ключевых моментов обновленной директивы – система фармаконадзора, основной файл фармаконадзора, периодические отчеты по безопасности, пост-регистрационные исследования, сообщение о неблагоприятных побочных реакциях и др. Европейские модули существенно отличаются от правил надлежащей практики фармаконадзора, опубликованных в 2005 г. Американским Управлением по контролю качества пищевых продуктов и ЛС (FDA) [13]. Во первых, объемом. Американский файл содержит 23 страницы текста, а Европейские модули исчисляются сотнями страниц. Кроме того, Европейское руководство отличается более строгой директивностью высказываний, которые в то же время имеют законодательную силу, что уже было подвергнуто критике со стороны некоторых специалистов в области фармаконадзора [14].


Качество получаемой информации


Достижением новой директивы является попытка улучшить качество получаемой информации. Держатели РУ обязаны проводить мониторинг опубликованных в научной литературе данных о своем продукте и о других продуктах со сходными показаниями. На этой основе необходимо будет своевременно вносить изменения в анализ соотношения польза/риск для своего ЛС с учетом новых возможно более безопасных альтернатив, анализировать результаты проведенных клинических исследований в свете новых научных парадигм, модернизировать в свете современного состояния науки планы управления рисками и дизайн постмаркетинговых исследований безопасности своих продуктов. Директива заявляет: «Опыт показал, что требования к держателям РУ по проведению фармаконадзора должны быть более четкими. Держатели РУ должны отвечать за постоянный мониторинг безопасности своих медицинских продуктов, за информирование регулирующих органов обо всем, что может повлиять на регистрацию ЛС, и за поддержание актуальности сведений о продукте. Поскольку медицинский продукт может быть использован не по зарегистрированным показаниям, держатели РУ ответственны за предоставление всей полноты информации – результаты клинических исследований, других исследований, а также информация о любых случаях использования препарата не по показаниям. Любая новая информация должна быть учтена при продлении регистрации ЛС».


Механизмы мониторинга безопасности лекарств


Еще одной значимой особенностью новой директивы является оптимизация механизмов осуществления мониторинга безопасности ЛС. Облегчение сбора спонтанных сообщений обеспечивается тем, что все сообщения без исключения должны регистрироваться в единой базе данных Евросоюза – Eudravigilance. Текст директивы звучит так: «С целью упростить сообщение о подозреваемых побочных реакциях члены ЕС и владельцы РУ должны сообщать об этих реакциях только в общую базу данных ЕС по фармаконадзору (Eudravigilance database). Устройство этой системы должно позволять немедленно передавать информацию, полученную от держателей РУ, членам ЕС, на территории которых была зарегистрирована реакция». Таким образом, система будет уведомлять страны Евросоюза обо всех подозреваемых НПР с тем, чтобы они могли самостоятельно проводить идентификацию сигналов. С этим упрощением связано оптимизирующее изменение к требованиям по составлению периодических отчетов о безопасности лекарств. Теперь в этих отчетах не нужно перечислять все зарегистрированные НПР, поскольку все они должны быть уже зарегистрированы в базе данных. Вместо этого периодические отчеты должны содержать в себе анализ соотношения польза/риск на основе всей накопленной к этому времени информации.


Координационная группа


Оптимизации фармаконадзора на этапе регистрации лекарств способствуют нововведения, касающиеся координационной группы. Координационная группа была введена в предыдущей версии директивы [11] для анализа вопросов регистрации лекарств на территории более чем одного государства Евросоюза. В новой версии звучит следующее: «С целью обеспечения тесного взаимодействия между странами ЕС в области фармаконадзора, следует расширить обязанности координационной группы, и включить в них рассмотрение вопросов, связанных с фармаконадзором за всеми медицинскими продуктами, зарегистрированными на территории ЕС. Для этого координационная группа должна быть усилена путем принятия четких правил и порядков достижения соглашений. Во избежание двойной работы координационная группа должна определить одного ответственного за мониторинг безопасности продукта, зарегистрированного более чем в одной стране. Координационный совет должен принять соглашение по внесению необходимых мер во всем ЕС».


Анализ отчетов о НПР


Оптимизируется и процедура анализа периодических отчетов о безопасности. Уменьшению бюрократических процедур способствует электронное принятие документов. Анализироваться они должны так, чтобы анализ одной и той же субстанции не проводился одновременно, что означает, что производители дженериков могут не подавать такие отчеты (важный аспект). Любые изменения в регистрационную документацию, предложенные по результатам анализа периодических отчетов, должны проходить централизованную процедуру для гармонизации внесения соответствующих изменений на территории всего Евросоюза.


Открытость информации о мониторинге


Следующим ключевым нововведением является достижение открытости информации о мониторинге безопасности ЛС. ЕАЛС должно составить перечень лекарств подлежащих дополнительному пострегистрационному мониторингу. К таким ЛС будут относиться все новые субстанции и биологические продукты, включая биоаналоги. Новшеством является то, что в информационном листе таких продуктов будет стоять черный квадрат, а их перечень будет постоянно обновляем и доступен в сети интернет. Директива предусматривает глобальный пересмотр информационных листков к ЛС в ближайшее время после вступления ее в законную силу. «Европейская Комиссия должна в сотрудничестве с Европейским медицинским агентством, уполномоченными представителями стран, после консультаций с организациями, представляющими врачей, пациентов, потребителей, специалистов страховой системы и других заинтересованных сторон предоставить в парламент ЕС отчет о содержании информационного листа к лекарству, его пользы для работников здравоохранения и пациентов. При необходимости, после такой оценки, Комиссия должна внести предложения по изменению информации». Большей прозрачности системы фармаконадзора должна способствовать обязанность стран-членов Евросоюза создать и поддерживать работу веб-порталов, посвященных ЛС, а держатели РУ обязаны своевременно доносить информацию о безопасности и эффективности лекарств для публикации на этих порталах. В целом в новой директиве принято окончательное решение о том, что пациенты должны участвовать в фармаконадзоре. Директива говорит: «Правила ЕС в отношении фармаконадзора должны опираться как и прежде на решающую роль специалистов здравоохранения, а также принимать во внимание роль пациентов. Поэтому следует поощрять сообщение о подозреваемых побочных реакциях как врачей, так и пациентов, и предоставлять им инструменты для этого». Члены ЕС обязаны стимулировать врачей, фармацевтов и пациентов сообщать о НПР. Они обязаны предоставлять пациентам альтернативные способы сообщения о безопасности ЛС, информировать о состоянии фармаконадзора публикациями на веб-сайтах и другими способами.


Тенденция к публичности данных будет развиваться. Так, планируется проведение публичных слушаний по оценке данных фармаконадзора, а на сайте базы данных Eudravigilance сделано официальное заявление о том, что пациенты получат доступ к прямому сообщению о НПР на лекарства.


Обязанности стран-членов Евросоюза


В директиве введено определение системы управления рисками – комплекс мероприятий в области фармаконадзора, направленный на выявление, характеристику, предотвращение и минимизацию рисков, связанных с медицинскими продуктами, а также эффективность этих мер. Такой план обязаны поддерживать страны-члены ЕС. «Члены ЕС должны наладить систему фармаконадзора для сбора информации, полезной для мониторинга за медицинскими продуктами, включая информацию о подозреваемых побочных эффектах при применении лекарств по показаниям, а также вне показаний, включая передозировку, неправильное использовании, злоупотребление, медицинские ошибки, а также побочные эффекты, связанные с воздействием препарата из внешней среды. Члены ЕС должны обеспечить качество работы системы путем отслеживания исходов побочных эффектов. С этой целью члены ЕС должны наладить постоянно действующую систему на основе профессионального экспертного анализа». Для оптимизации деятельности директива предусматривает возможность делегировать часть задач по фармаконадзору другим членам Евросоюза, на территории которых зарегистрирован данный ЛС. Информирование обо всех полученных данных должно осуществляться централизованно через вновь созданный Комитет по оценке рисков фармаконадзора. Помимо перечисленных обязанностей страны-члены Евросоюза обязаны создавать и поддерживать веб-ресурсы, посвященные безопасности зарегистрированных на их территории ЛС, создавать механизмы и стимулировать заполнение карт-извещений о НПР врачами и пациентами. Также на страны-члены ЕС возлагается обязанность наказывать участников фармаконадзора, не подчиняющихся требованиям данной директивы. Правда, какие наказания будут применимы, остается не совсем ясным.


Отразится ли новая директива на РФ?


C одной стороны, безусловно да. Директива предусматривает сбор информации обо всех случаях НПР и неадекватного использования лекарств во всех странах, где зарегистрировано ЛС. В числе источников информации могут оказаться и российские пациенты.


C другой стороны, существующая в РФ система требований к регистрации и пострегистрационному наблюдению за ЛС (обозначенная в нескольких общих фразах) окажется оторванной от Европейских норм. Вероятнее всего, в РФ потребуется предпринять серьезные меры по детализации и гармонизации требований к системе фармаконадзора. Несмотря на то, что аналог единой базы данных для регистрации НПР, а также центр экспертизы в РФ существуют, полностью отсутствует механизм стимулирования спонтанных сообщений. Нет четко обозначенной роли РЦМБЛС, в то время как такие центры могли бы выступать официальными представителями системы фармаконадзора в регионах. Такие центры способны выполнять на местном уровне информационные, стимулирующие функции, оперативную детекцию сигналов и мониторинг локального состояния фармаконадзора. Вразрез с существующим законодательством пойдет и предоставление периодических отчетов по безопасности лекарств – это будет касаться различий в сроках предоставления отчетов и необходимости предоставления отчетов держателями РУ генерических ЛС.


Очевидна появляющаяся возможность получать достоверную информацию о соотношении риск/польза европейских ЛС, зарегистрированных на территории РФ, которая будет доступна на официальных веб-ресурсах Евросоюза, и экстраполировать эти данные на зарегистрированные в РФ дженерики. Однако, при существующем законодательстве в РФ механизм использования такой информации не предусмотрен, что делает уязвимым вопрос безопасности применяемых на территории РФ воспроизведенных средств.


Одной из основных сложностей, сопровождающих внедрение новой директивы, называют необходимость привлечения большого количества дополнительных ресурсов – как профессиональных, так и финансовых. Большая часть бремени при этом ложится на держателей РУ. На сегодняшний момент сложно сказать, насколько это отразится на представительстве Европейских производителей на Российском фармацевтическом рынке. Неоспоримо лишь то, что в условиях тесного взаимодействия РФ и Евросоюза в ближайшем будущем будут необходимы существенные изменения и подготовка квалифицированных кадров в системе фармаконадзора как на центральном регулирующем уровне, так и на территориальных уровнях.


Заключение


При выборе лекарственного средства, или любой другой технологии, применяемой в медицине, необходимо опираться на четыре основных критерия. Лекарство должно быть высококачественным, достаточно эффективным, иметь высокий профиль безопасности и удовлетворительные фармакоэкономические показатели. В настоящее время, существует единственный механизм полноценного изучения безопасности ЛС – фармаконадзор. В большинстве стран мира к данному заключению пришли еще в прошлом столетии. Действительно, понимание пришло. Однако, реализация механизмов системы фармаконадзора в разных странах мира остается не гармонизированной. Наиболее «далеко“ продвинулись страны Евросоюза. Особую надежду вселяет новая Директива, которая введена в июле 2012 года. Если она будет реально внедрена и начнет работать, это будет существенный прогресс в безопасности лекарств и изделий медицинского назначения. К сожалению, система мониторинга безопасности лекарств в РФ остается аутсайдером международных процессов. Это вызывает огромное разочарование, учитывая то, что СССР в свое время был лидером данных процессов. Помимо большого количества неясностей и противоречий в законадательной базе, отсутствия системы администрирования и финансирования РЦ МБЛС, не выработаны механизмы стимулирования медицинских работников к вовлечению их в общий процесс мониторинга. Безусловно, данные вопросы должны быть решены в ближайшее время, так как РФ позиционирует себя как будущего полноправного игрока на международном фармацевтическом рынке.

 

Авторы: А.С. Колбин, А.Т. Бурбелло, К.А. Загородникова


Источник: Полная версия в журнале _ Ремедиум. – 2012.- №8 (186).-8-14.

скачать dle 11.0фильмы бесплатно



Похожие материалы

  • Фармаконадзор в ЕС: марафон, а не спринт в системе здравоохранения
  • Управления рисками в фармаконадзоре
  • ЕМА займется устранением недостатков работы системы сообщений об ошибках при использовании лекарственных средств
  • ЕМА пересмотрит соотношение риска и пользы от применения диклофенака
  • Европарламент изменил некоторые подходы в области фармаконадзора
  • Бдения над безопасностью
  • Сигнальный документ Центра мониторинга Упсалы (UMC): повышение прозрачности и открытости
  • Требования к организации мониторинга безопасности лекарственных препаратов
  • Второе рождение фармаконадзора
  • Украина. Фармаконадзор. Система есть — необходима гармонизированная система
  • Система организации фармакологического надзора в странах ЕС
  • Безопасность применения лекарств: европейская система фармаконадзора
  • Система оценки безопасности лекарств в Великобритании
  • Фармаконадзор: обеспечение безопасного использования лекарственных средств
  • Фармаконадзор в Украине
  • Комментарии к статье: Фармаконадзор в РФ и ЕС в свете новой директивы Евросоюза (0)
    Информация
    Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.